Рабочий кабинет. Наполеонада, или Сто дней

bonapart

Если учесть, что читатель вообще ничего не знает ни про каких Наполеонов, то в самом начале нужно сказать, что уж двадцать лет, как жизни нет в нашей больнице. Как в 1851 году династия возобновилась, так Наполеонов развелось чудовищное количество и никто не знает, что с ними делать, вот как. Ведь что было раньше — один-два. А теперь что? Уж двадцать лет тому, как их целая палата, да к ним Мюрат и еще Ермак Тимофеевич. Один только старик в кавалергардской фуражке, с черной повязкой на лбу, который часто по утрам заходит в палату, ни при чем. Он истопник. Фуражка с красным околышем у него подлинная: служил когда-то в кавалергардском полку. От безумия же его спасает только полное невежество. Невежество же мешает ему получить множество тонких юмористических удовольствий от своего положения.

Ради спокойствия отделения и всего коридора вместе в палату стараются не пускать посторонних. Не только буйных, содержащихся на верхних этажах, но и относительно безобидных больных, которые вообще…

 

Не планируем, но уповаем закончить в обозримом будущем.

 

Другие отрывки:

“Я вам покажу чарльстон!”

 

Добавить комментарий