Подарки едут к победителям!

А мы тем временем подвели итоги конкурса совместно с издательством «Самокат», книжку от которого получает победительница — Ольга Храмцова (и два её маленьких сына). Специальные призы от Эдвенчер — электронные книги-в-открытке поедут к Светлане Ефимовой и Марине Климовой! А вот за что — читайте в самом посте. Из ответов на вопросы получилось целое интервью, а за время конкурса мы так побеседовали, что обнаружили у себя много общего и, кажется, уже подружились.

Беседа подписчиков группы «Почитаем! — обозреватель детской литературы»
с писательницей Еленой Соковениной.

Мария Леонова
Елена, Ваши книги практически не имеют возрастных ограничений. Их с удовольствием слушают и взрослые, и дети! А Вы, когда пишите книгу, представляете себе образ вашего читателя, задумываетесь о том, кто он и сколько ему лет?
Елена Соковенина
Мария, страшно представить. Я вижу много людей и пытаюсь разговаривать со всеми. Детей, подростков, учителей, родителей, критиков. Даже библиотекарей! Это, боюсь, ужасно неправильно.
Анна Волокитина
Елена, а чем Вы любили заниматься в своем детстве? Вы знали, что станете писателем?
Елена Соковенина
Анна, да, знала. Очень любила мысленно беседовать с разными людьми. Представляла, что и как они могут ответить. Это было вроде игры. С первого класса догадывалась, что могу писать и даже о будущем так и думала. Но потом история нарушила мои планы. Корреспондентом провинциальных газет мне быть не хотелось, писателем — означало обречь себя на нищету. И я попробовала жить по-другому. Дотянула до 27 лет и поняла, что так или этак, но писать буду. Дальше нужно было решить, о чём.
Ольга Храмцова
Елена, а если бы у Вас была возможность написать книгу в соавторстве с любым писателем, кого бы Вы выбрали? Чем обусловлен Ваш выбор? Как называлась бы книга? Спасибо!
Елена Соковенина
Ольга, я бы, наверное, выбрала… любого, да? Алексея Толстого бы выбрала. Или Александра Беляева. Жюля Верна. Вообще это сложная тема: писатель существо эгоцентричное, не любит, когда в его дела вмешиваются. Я это очень хорошо знаю, потому что и сама много работаю с соавтором Даже с соавторами. У меня их два — Светозар Чернов и Наталья Поваляева.
Подумала, что наш цикл «Пять баксов для доктора Брауна» как раз и родился из желания написать свою историю в духе любимых авторов. Это к вопросу о названии. Хотя здесь хитрость. Для такого автор должен быть не только любимым, таких значительно больше, должна быть такая созвучность стиля. Поэтому в эпопее о двух авантюристах есть привет и О. Генри, и Джеку Лондону, и Марку Твену. Ну, и Холмс там тоже звучит, но это вообще часто в наших книгах. Сама идея издательства восходит к холмсиане, и автор » Бейкер-стрит и окрестности» не зря наш человек. Это такой лейтмотив.
Ольга Кильпеляйнен
Есть ли что-то, о чем Вы жалеете? На что Вам не хватает смелости? Вы — счастливый человек?
На какой вопрос вам хотелось бы самой ответить, но Вам его никогда не задают?
Елена Соковенина
Страшно жалею о тех двух годах с 16 до 18 лет, которые потратила на то, что теперь называется социализацией. Мне хотелось тогда иметь друзей, и я думала, что рассталась с детскими заблуждениями. Жизнь показала, что я зря отреклась от мечты. Вообще надо сказать, что 12-15летняя была существенно умнее, сильнее и интереснее, чем несколько лет спустя. Мне кажется, что если бы я тогда не свернула со своего пути, не пришлось бы так долго к нему возвращаться. Теперь действую в большой спешке — времени совсем мало. Те два года прошли совсем впустую. Лучше бы у меня хватило сил и смелости пережить одиночество. Быстрее бы дошла до своих идей и встретила единомышленников. Даже знаю, как бы все было.
Счастливый ли я человек? Нет. Ещё)))
Юрий Лукашов
Елена, расскажите о Ваших ближайших творческих планах? Какие новые направления в литературе Вам интересны, как автору, и как читателю?
Елена Соковенина
Юрий, пытаюсь довершить ретроэпопею о двух жуликах современной версией. Из новых направлений — просто не знаю. У нас столько забытого старого, что возродила бы и тот формат, который условно зовётся юношеской прозой (он же young adult), но именно возродила бы. В наше время рамки выставлены довольно жёстко. Вот буквально сегодня прочла якобы отзыв подростка об этом направлении.
Девочка (если верить, что это девочка, а не тётенька-филолог) обвиняет авторов, работающих в жанре «для молодых взрослых» в чрезмерном употреблении сюжетных клише. А мы как раз с ними боремся. Девочка даже не подозревает, насколько широки возможности этого направления… должны быть. И о нас ничего не узнает (хотя бы в силу языка), и очень досадно, что направление ограничило себя и тематически, и сюжетно, и герои правда все одинаковые. И финалы тоже. Это вообще для меня (для нас) главная беда. Нам не нравятся клише.
Да, возможно, обществу так удобнее «переваривать», понятнее, знаешь, чего ждать и всё такое. Но мы в «Эдвенчер» любим непредсказуемость. Реальность даёт нам такое богатство разнообразия, а нам предлагается всё сузить, уменьшить, упростить — ну, вот так. Это большая беда. Мы и объединились потому, что редакторы хором отвечали: «Очень у вас хорошо написано, но неформат. У нас нет для вас серии». Мы и запустили свои. Тем более, что книги, написанные смешно, как правило, всегда с трудной судьбой. Сатиру бы вернули обязательно.
А ещё я хочу запустить новую серию под условным названием «узнавайки». То есть тот же приключенческий роман или повесть, но с героями и предметами из тех книг и фильмов, которые любили мы в детстве. И которые знают и любят наши дети. Один такой текст пишет для нас Николай Назаркин. Это почти виммельбух в словах — столько там можно опознать, угадать, вспомнить. То есть, такой формат книги-игры, книги-общения. Надеюсь, получится.
Больше всего мне хочется вернуть приключенческому направлению его исконный вид. А то у нас под этим словом стали понимать почти исключительно фантастику со всякими «попаданцами». Вот чего у нас точно не будет — так это «попаданцев». Сколько можно, в конце концов!
А ещё я бы вернула короткие детективные «выпуски». Только это, если не ретро, то нечто почти футуристическое. Вот был Холмс, Картер, Пинкертон, да? А в современной версии это, вероятно, сыщик, расследующий киберпреступления. И если современная версия про жуликов получится, именно такое будущее будет у главного героя. Но до этого нужно дойти.
Основная проблема — осознать, добыть из реальности само понятие приключений. Мы же никто толком не знаем, что это и как. Только помним свои детские книжки. А вот они, кстати, очень чётко справились с этой задачей в своё время. Теперь наша очередь.
Елена Ведмедская
Скажите, какие у Вас были любимые книги в детстве, которыми вы зачитывались?
Елена Соковенина
Елена, я и сейчас их перечитываю. «Таинственный остров» и «Дети капитана Гранта», цикл о благородных жуликах О. Генри, «Проданный смех» Крюса
И Конан Дойль, конечно. Просто это настолько само собой, что и забываешь:) У меня прямо сейчас в разных местах квартиры открытые «Таинственный остров», «Дети капитана Гранта» (там забавная ошибка нашлась) и «Этюд в багровых тонах».
Марина Климова
Интересно было бы узнать, а чем обусловлен Ваш интерес к викторианской эпохе, старым вещам и Шерлоку Холмсу? Вы уже были в Англии и в музее Шерлока Холмса? Как эти интересы влияют на Ваше творчество? Вы что-то коллекционируете исходя из этих интересов или, может быть, хотели бы начать какую-то коллекцию?
Елена Соковенина
Марина, в музее я была. Но к этому времени у меня уже был в голове образ квартиры на Бейкер-стрит, и он был шире музейной экспозиции. Мне, например, хотелось погулять по тем местам Бейкер-стрит (она раньше была длиннее), где был этот реальный дом. Там, конечно, застроено всё. Давно уже. Но зато мне достались вокзалы, набережная Темзы, доки, в которых происходила погоня в «Знаке четырёх». Всё это почти не изменилось. Интерес к бытовым деталям этой квартиры и всего, что её окружало, вырос как-то сам собой. Точнее, он был с детства. В книгах не было, например, про туалет. Или про то, каким мылом мылся Шерлок Холмс. Или про устройство телеграфа или пневмопочты. Ну, были краткие комментарии, они сильно разжигали любопытство.
И вот однажды, мне уже было 30 тогда, я узнала, что есть люди, которых тоже всё это интересует. Одним из таких людей был Светозар Чернов, автор «Бейкер-стрит и окрестности». Меня он тогда здорово напугал — такой сухой, строгий, всё знает! Но я сама на тот момент писала свои «Пять баксов», и тоже очень хотела показать бытовую сторону. Сделать впечатления объёмными, со звуками, запахами, ощущениями той жизни. У меня, правда, была Америка 1900-х. Своего рода привет Тому Сойеру с коллегой, и Джеффу Питерсу с Энди Таккером, и Джеку Лондону. И ещё Жюль Верну, Алексею Толстому и Александру Беляеву. И, конечно, Конан Дойлю, он у нас занимает особое место.
О феномене популярности Холмса спорят до сих пор. А ответ на него прямо дают в двух самых популярных фильмах. В сериале Игоря Масленникова и в одной из серий «Шерлока» где в конце, где в начале, говорится о том, что все растерянные, отчаявшиеся, все сбившиеся с пути всегда приходят по адресу Бейкер-стрит 221Б. Холмс, как квинтэссенция викторианской эпохи, содержит в себе такую, что ли, универсальность. Викторианская обстановка — символ уюта и надёжности в любое время, сколько бы лет ни прошло. Викторианская мораль, что бы ни говорили, тоже. Это такая точка отсчёта, некая средняя величина, от которой отталкиваются.
Холмс и Ватсон как личности — именно таковы. Но если их мир универсален, то они НАД этим миром. Лучше, гибче, интереснее. Они воплощают всё лучшее своего времени. И, боюсь, вообще любого времени. Светозар Чернов называет это пафосом гуманизма.
У нас на сайте есть статья на эту тему, если интересно, я покажу. Ну, и вскоре я поняла, что не справляюсь, мне нужна помощь. Было страшно, но текст важнее. И Светозар Чернов согласился мне помочь. Я на тот момент даже не знала, что их двое. Но это отдельная история.
А коллекционерство, наверное, не то слово. У меня, скорее, реквизит. Я собираю иллюстрации, книги, предметы с середины 19 в. до примерно 1940-х. У меня есть вещи для реконструкции облика начала двадцатого века. И это всё для дела. Терпеть не могу, когда вещи лежат просто так! Это всё для текстов, для встреч с читателями, для атмосферы.
Марина Климова
Елена, спасибо огромное за такой подробный и очень интересный ответ! И можно ссылку на статью? Очень хотелось бы ознакомиться с ней.
Елена Соковенина
Марина, нашла. Вот.
Там путаница с издательствами потому, что сначала книгу выпускал «Форум». Два переиздания. А в середине мы, потому что электронные права наши.
Наталья Аникина
Откуда Вы черпаете сюжет книги? Есть ли прототип, вдохновитель? Кому первому вы читаете свою книгу, кто главный судья?
Елена Соковенина
Наталья, сюжет — это трансформированная реальность. Всегда. У меня с детства это началось. Вот мне нравится какая-то книга или фильм, но я думаю, что вот здесь я бы сделала не так, а так. Что герой не такой, а вот такой. В это время происходят мои какие-то события, и я беру их и соединяю с тем сюжетом, начинаю жить той жизнью. Так и получается своя история.
Долго, очень долго даже не говорила никому, боялась, что подумают, ненормальная. Пока не встретилась со Светозаром Черновым. Мы так и не пережили потерю одного из соавторов (это псевдоним, под которым работали два человека). И тот чудный театр, который они играли друг для друга, уже не застала.
Но теперь мы работаем вдвоём, и у нас свой театр! Все прототипы, сюжет и остальное я всегда «пропускаю» через Светозара. Даже, если так вышло, что он в самом процессе не участвует. Как вот сейчас. Его слово и его замечания — самые важные. Ну, а прототипы — они частично из любимых книжных героев, а частично, конечно, из жизни.
Светлана Ефимова
Раньше я много рисовала и во время творчества любила слушать музыку. Например, Алексей Рыбников или The Beatles. Есть такие исполнители или композиторы, которые вас вдохновляют или помогают творческому процессу?
Елена Соковенина
Светлана, для меня тоже музыка много значит. (И Алексея Рыбникова тоже долго любила, надо же)). Очень часто бывало, что именно музыка вдохновляла сюжет. Правда, мне сложно назвать многих композиторов, они старые и не очень популярные.
Но из того, что помню. Лейтмотив цикла «Пять баксов для доктора Брауна», например, это Скотт Джоплин. Саундтртек М. Дунаевского к «Тресту, который лопнул» и «В поисках капитана Гранта». Потом оперетты Кальмана и Легара. Последняя часть цикла (мы как раз её вычитываем) вообще построена именно на «Принцессе цирка», ведёт любовную линию и многое определяет. Я была в полном изумлении, когда узнала, что премьера была в 1926 году. Мне-то казалось, что эти арии крутятся у меня в голове без всякой связи с сюжетом!
Любовь к оперетте мне привили родители. Точнее, показали-рассказали, дальше сама. Ну, и мне казалось, что это просто знакомая и любимая вещь, а вплести её в сюжет нельзя. Каково же было моё удивление, когда выяснилось, что премьера была в нужное нам время и в нужном месте! Наши герои как раз отправлялись в Вену, и даже получили напутствие: «Вы обязательно должны вдохнуть этот дух, почувствовать эту необыкновенную лёгкость» — и так далее. Я с кислой миной обдумывала, как поможет сюжет «Летучей мыши» — классика уже. Придумала. Это было не совсем не то, но хотя бы в нужную сторону. Ну, то есть, нам нужна была параллель с отношениями героев. И для авантюриста Саммерса сопоставлять себя с добропорядочным буржуа, который всего лишь гуляка — ну, как-то мелко. Потом, думаю, ладно, в конце концов, героиня этого и боится более всего — вот этого обычного скучного брака. Как вдруг! Ну да, конечно, самая блестящая параллель для этой сложной пары (а у них отношения «барышня и хулиган») — Теодора и мистер Икс! Да разве может быть иначе! И даже в современной версии этого романа (она сейчас долго и трудно пишется) точно так же всплыла в голове Мирей Матье. Тоже из детства. Тут, думаю, гм. Если в ретро-оригинале за героями стояли мы с соавтором, то в современной версии за ними — уже наши дети (потому и сложно). И разве может человеку 18 лет нравиться Матье? Вызываю сына (ему 17 было), даю послушать «Марсельезу», «Чао, бамбино». Он аж заскакал (хотя до того мою музыку не одобрял примерно всю). Заставил перевести, показать, как произносится и как петь. Так что у меня есть надежда, что и здесь не ошиблась. Так как-то всегда получалось, что именно музыка приводит, куда надо.
Ольга Храмцова
Елена, зачитываюсь Вашими ответами! Спасибо большое за открытость и неформальное отношение к затее. А у меня еще один вопрос. Существует ли какой-то особый ритуал настроиться на хороший плодотворный творческий день (кроме музыки)? Или это секретная информация. Спасибо!
Елена Соковенина
Ольга, а я боялась, что много и длинно! Спасибо Нет, никакого способа нет. Я доверяю реальности. Она обычно сама подаёт возможность найти нужное
Семья Арсентьевых
Какие книги труднее писать детские или для взрослых?
Елена Соковенина
Для детей сложнее, конечно. Детские книги — вообще высший пилотаж.

Добавить комментарий