Дневник проказника. Знакомьтесь, это Жоржи

Леди и джентльмены, сегодня мы хотим познакомить вас с Жоржи. Вот он:

«Меня зовут Жоржи Гаккетт. Вчера мне исполнилось восемь лет, и мама спросила, что я хочу в подарок. Я сказал «дневник».

Жоржи
Обложка — Александр Чудов

Эту фразу маленький Жоржи произнес целых сто тридцать четыре года назад — в 1880 г., когда впервые была опубликована повесть американской писательницы Метта Виктории Фуллер «Дневник проказника«. Неправда ли, какой хороший мальчик? Многие родители порадовались бы, если бы их ребенок сделал такое заявление. Семья Гаккетов тоже, вероятно, порадовалась, какое у них не по годам развитое дитя! Прелестное дитя!

В самом скором времени вам предстоит знакомство с мальчиком, который:

устроил, как мог, семейную жизнь своих трех сестер;

из-под стола кусал пастора за ногу под щипцами для сахара;

угнал поезд;

кричал старому, больному, богатому и глухому, как пень, дядюшке в слуховую трубку все, что говорят о нем в доме;

улетел на воздушном шаре одного профессора

и совершил еще множество подвигов.

Только одному Жоржи семейство Гаккетов может сказать спасибо за правду, одну только правду и ничего, кроме правды, благодаря чему тайное с роковой неизбежностью сделалось явным, враг трусливо бежит с поля — потому что Жоржи денно и нощно старается быть хорошим мальчиком!

В доказательство наших слов вот вам отрывок.

Глава 13. «Боже мой, это была кошка!»

«— Поверите ли, господин кондуктор, — сказал я, — чтобы можно было исключить маленького мальчика, действительно доброго, хорошего маленького мальчика только за то, что он взял из кухни кусочек сырого ливера?

— Ну, это уж, конечно, слишком, — сказал он несколько задумчиво.

— А вот они это сделали! — сказал я. — Вся моя вина в том, что я взял кусочек величиною с два мои кулака. Я взял его наверх, в мою комнату, потому что профессор должен был читать в городе благотворительную философскую лекцию. Мистрисс Питкинс была совсем одна, а я воспользовался удобной минутой, пока она была в кухне и говорила кухарке, чтобы та не тратила понапрасну яиц для рыбы к завтраку, и вымазал себе ливером все лицо, точно я паштет, и сделал в нем дырку, как это делает кухарка, в том месте, где у меня рот. Потом я прокрался в комнату мистрисс Питкинс, сел в кресло в углу и закрылся простыней, которая доходила до земли. В комнате было темно, и когда она вошла с лампой, то свет упал прямо на привидение. Она стала кричать и убежала. Все было бы хорошо и ничего бы не случилось, если бы глупая женщина не уронила лампу: на ковре образовалось жирное пятно, и платье ее стало гореть. Она сгорела бы вся, но Джек в сенях бросил на нее свой сюртук, и у нее сделался только пузырь ( на руке, но платье погибло, совсем новое платье), а от испуга с ней сделался истерический припадок, и она сказала, что отлично понимает теперь, почему моя мать послала меня в школу, но она (мистрисс Питкинс) не будет держать меня и за десять тысяч долларов».

 

Скоро! Скоро!

Добавить комментарий