Георгий Турьянский, «Марки». Еще один отрывок

Если вам показалось, что приключения в альбоме с марками кончились, то ничего подобного. Изобретатель радио Попов и писатель Горький (точнее, их персонажи, изображенные на марках) прибыли в Лондон. Они остановились в отеле «Лэнгхем». А там, кажется, дело нечисто…

Александр Степанович внимательно оглядел свою комнату и письменный стол. Вне всякого сомнения, обыск имел место.
На столе он заметил небольшие чёрные и совсем маленькие коричневые крупинки. Чёрные напоминали угольные, зато коричневые, величиной не больше миллиметра, вовсе не походили на уголь. Первым желанием было сбросить мусор со стола на пол, петербургский профессор уже занёс было руку, но замешкался. Каким образом крупинки оказались на столе и откуда они здесь взялись? Никаких следов, кроме этих подозрительных крупинок, обнаружить не удалось. Затем профессор вышел в коридор и занялся внимательным исследованием устройства «Лэнгхема» изнутри. Через час, весьма довольный результатами, он вернулся к себе.
Час проходил за часом. От греха подальше Попов проверил ставни и устроился в кресле, подальше от окна, свет он зажигать побоялся. Лишь ближе к полуночи раздался стук в дверь.
— Войдите, — крикнул Попов, заняв позицию позади двери. В руке профессор из предосторожности сжимал бронзовый подсвечник. Сердце стучало. Сейчас ему очень не хватало рядом кого-то из своих. Пусть даже и Будённого. Но седовласого маршала и след простыл.
Дверь отворилась, и на цыпочках в комнату вошла высокая, сутулившаяся фигура.
— Что вы света не зажигаете?- раздался в темноте бас Горького, и вошедший принялся отыскивать спички.
— А почему вы так поздно являетесь ко мне?- вопросом на вопрос встретил его Попов, выходя из-за укрытия и переводя дыхание. – Держите свечи, давайте посидим сегодня без электричества.
Через минуту свеча загорелась, комната наполнилась слабым светом и многочисленными тенями, гулявшими по стенам. От тусклого света приходилось напрягать глаза. Тем не менее, Попов рассмотрел Горького. Писатель стоял посередине комнаты возбуждённый, с красными винными пятнами на манишке и, размахивая длинными руками, громко рассказывал об увиденном им Хрустальном дворце Гайд-Парка, 23.
— Что за чудо, колоссальное здание, стекло и бетон, архитектура будущего! И название какое – Хрустальный дворец, само так и просится на бумагу!

Кстати, о Хрустальном дворце. Это важная вещь не только для «Марок». Именно о нем пойдет речь в следующий раз.

Добавить комментарий