Возвращение покойного мистера Фейберовски

К концу года надеемся и уповаем выпустить третью книгу, предпоследнюю из цикла Светозара Чернова «Тайные агенты».  Она будет называться «Барабаны любви, или Подлинная история о Потрошителе».

Но поскольку историю тайных агентов автор рассказывает нам с конца, придется внести некоторую ясность для читателя. Нечто вроде краткого содержания предыдущих серий. А если точнее — один важный отрывок из уже вышедшей второй книги цикла.

При чем, — спросите вы, — здесь Потрошитель? О, Джек-потрошитель — фигура важная. Сейчас вы все узнаете. Во всяком случае, кое-что.

Итак:

Отрывок из книги Светозара Чернова «Операция «Наследник, или К месту службы в кандалах».

Из гл. 4.

«Возвращение»

Doughty Street, London
Эбби-роуд, 9. Сент-Джонс-Вуд, Лондон. 12-13 июля 1889 г.

Прежде чем войти, Фаберовский заглянул внутрь и удостоверился, что кухарка у плиты одна. Одного взгляда на нее было достаточно поляку, чтобы узнать Розмари. На ней был все тот же белоснежный фартук и платье, которое Фаберовский хорошо помнил, так как оно было подарено Розмари отцом незадолго до гибели. Когда поляк уезжал, Розмари выглядела еще совсем ребенком, теперь же она раздалась в бедрах и в груди, но лицо ее осунулось и приобрело болезненный и усталый вид.

— Рози, ты меня не узнаешь? — спросил поляк, воспользовавшись отсутствием посторонних.
— Нет, не узнаю, — ответила Розмари, не оборачиваясь. — Если вы сейчас не уйдете отсюда, так и знайте — я позову мужа.
Фаберовский понял, что уже не один из женихов Пенелопы, отвлекаясь от ухаживания, заглядывал на кухню с игривыми намерениями.
— Уверяю, мне и в голову не приходило к тебе приставать, — сказал он, достал очки и нацепил их на нос. — А так ты меня узнаешь?
Розмари отвлеклась от стряпни и мельком взглянула на поляка:
— Так вы похожи на покойного мистера Фаберовского.
Фаберовский вздохнул и спрятал очки обратно в карман. И тут вдруг большая медная сковорода выпала из рук кухарки и с грохотом ударилась об пол.
Всхлипнув, Розмари кинулась к поляку и спрятала лицо у него на груди.
— Боже, это вы, мистер Фейберовский! — бормотала она, глотая слезы. — Не могу в это поверить!
— Ну, Рози, не разводи сырость, я только что переоделся, — утешал ее поляк, гладя по голове. — И не пересуши гуся.
— Почему вы так поздно приехали? На людях она появляется уже без вашего кольца, хотя дома все еще надевает его. Мне кажется, что хозяйка уже решилась выйти замуж за Каннингема, потому что он неплохой парень и увезет ее из Лондона от всех этих женихов, от ее отца и мачехи.
— Ну, это мы еще посмотрим, — сказал Фаберовский, чувствуя, как все у него внутри закипает от охватившей его ревности.
О, ревность, чудовище с зелеными глазами! Еще на пароходе он воспринимал свою бывшую невесту как что-то совершенно отвлеченное, никак не связанное с его реальной жизнью. Когда он думал о ней, ему становилось странно, что раньше он мог испытывать какие-то чувства к ней и даже ревновать ее к Артемию Ивановичу.

 

Medved' - pliasun vsekh zritelei poteshaet ...  [Dancing bear amuses the audience.] (1870)

И вдруг зеленоглазый монстр ожил и мертвой хваткой вцепился в него, не давая вздохнуть. Прибранный к рукам доктором Смитом дом еще можно было вернуть, но с чего он решил, что Пенелопа будет рада его появлению через полтора года после того, как он так внезапно исчез, подвергнув ее такому позору? Почему он решил, что имеет какие-то права на нее, когда ничем, кроме кольца за пять фунтов, она ему не обязана?
И вот тут Фаберовский почувствовал себя по настоящему скверно. Бешеная ревность к женихам и ненависть к доктору Смиту охватила его, и это как-то отразилось в его лице, так что Розмари испуганно отступила от него на шаг.

Seconde Nozze de Penelope
Вторая свадьба Пенелопы (1823-1838)

На грохот сковородки в кухню прибежал Батчелор.
— Джо, это же мистер Фейберовский! — сказала Розмари, поворачивая к мужу счастливое заплаканное лицо.
Когда Фаберовский, оставлявший на полу мокрые следы своих хлюпающих ботинок, с Батчелором появились в гостиной, последнему пришлось опустить взгляд, чтобы не выдать присутствующим своей радости. Он довольно потирал руки и иногда, забывшись, бил кулаком в ладонь.
— Так ты когда-нибудь решишься выйти за кого-нибудь из этих оболтусов замуж? — донесся до поляка знакомый голос доктора Смита, говорившего так громко, что перекрывал шум разговоров и его слышали все находившиеся в гостиной.
— Не знаю отец, ведь у меня уже был жених! — отвечала Пенелопа.
— Твоего жениха давно сожрали рыбы в Немецком море!
— Это вы, отец, своими беспочвенными подозрениями убили его. Это вы безо всяких на то оснований, огульно обвинили Стивена в том, что он Джек Потрошитель. Может, вы и сейчас, после убийств, совершенных настоящим Потрошителем на Пиншин-стрит и на Коммершл-стрит в прошлом году, станете обвинять его в этом?
Фаберовский криво усмехнулся и оглядел гостиную. Все здесь было теперь не так. Паркет был так надраен, что в нем отражалась люстра с пятью газовыми рожками. Всюду в вазах стояли цветы, принесенные, по-видимому, женихами. Стены были оклеены новыми бумажными обоями и завешены разнообразными гобеленами с изображением медвежьей охоты, олеографиями медведей и даже гравюрами Гюстава Дорэ, изображавшими приключения барона Мюнхгаузена в России.

Little Joker Tobacco; Baron Munchausen
Рекламная карточка компании Smoke Gail&Ax LIttle Joker Tobacco. Серия «Барон Мюнхгаузен»

Из старой мебели остались только два дивана-честерфилда углом да фортепьяно «Джона Бродвуда и Сыновей», зато гостиную заполнили венские стулья. У окна стоял столик гнутого дерева, на который была водружена аспидистра в глиняном горшке. На полу около камина лежала шкура громадного белого медведя с оскаленной пастью, которая напоминала зевающего Артемия Ивановича. От этого поляк, и без того разозленный видом захваченного дома, совершенно взбесился. Трясущей рукой полез он в карман, нащупывая там очки, чтобы как следует разглядеть присутствующих.

Добавить комментарий